Оляпка


        Лет двадцать назад, я с небольшой группой туристов путешествовал по горам Урала. Наш лагерь разместился на берегу горной реки. Метрах в пятидесяти от лагеря, в реку впадал горный ручей с очень холодной и прозрачной водой. Ручей ни чем не выделялся, такие встречались в горах десятками. От его устья до подножия ближайшей горы было метров пятьсот, представляющих каменистый уклон, поросший небольшими деревьями и кустарником. В один из дней я решил прогуляться по ручью и посмотреть по возможности его исток. Продвигаться пришлось по воде, так как рядом пройти было не возможно из-за зарослей кустарника, который местами нависал над ручьём с обоих берегов, образуя непроходимые участки. Метров через сто от реки я вдруг вспугнул небольшую, чёрную птицу, которая с коротким и писклявым криком полетела выше по ручью. Я безошибочно определил в этой птице оляпку, жительницу горных рек, речушек и ручьёв. Уникальностью оляпки является то, что корм она отыскивает в воде, бегая по дну водоёмов. Многие птицы остаются на зиму возле не замерзающих водоёмов, не смотря на то, что именно в горах зимой стоят трескучие морозы. Я задался целью понаблюдать за удивительной птицей и стал медленно, крадучись пробираться выше по склону. Ещё метров через сто я увидел оляпку на камне, выступающем из воды. За камнем ручей расширялся, образуя небольшой плёсик, метра три шириной, а ещё через пять метров большие камни образовали водопад высотой не более метра. При моём приближении птица исчезла, и я даже не заметил в каком направлении.
       Место мне так понравилось, что я решил понаблюдать за оляпкой, подготовившись более досконально. Следующим утром я вновь пробрался к водопаду и устроился в зарослях кустов, метрах в пяти от воды. Ждать пришлось не долго, минут через пятнадцать оляпка появилась и села на тот же камень. Мне приходилось видеть этих птиц и не раз, но так близко я её ещё не видел. Повертевшись на камне, она нырнула в воду и побежала по дну, перебирая лапками. Глубина ручья позволяла видеть всё до мелочей. Птица пыталась, или хватала что-то со дна. Пробежав пару метров, она вынырнула и вновь уселась на камень. Перья были абсолютно сухими. Оляпка приседала на лапках, как бы кланяясь во все стороны. Исполнив свои ритуалы, она вновь нырнула в воду. Так повторилось несколько раз. После очередного ритуала она перелетела на камень над водопадом и запела. Я впервые услышал песню, она звучала достаточно громко. К моему удивлению песня была вполне воспринимаемой на слух. К тому времени я хорошо представлял, что оляпки не являются клеточными птицами, их даже никто и не пытается содержать дома, тем более я был уверен в полном отсутствии способностей этой птицы петь песни. То, что я услышал, меня удивило. Ничего особенного в песне не было, более преобладал скрип, но звучал он вполне сносно.
       Отправляясь на природу, в дальние маршруты или на выходные дни, я всегда прихватывал с собой небольшую сетку. Решение созрело быстро. Отловить птицу, курсирующую вдоль ручья, оказалось делом не сложным. Я растянул поперёк ручья пяти метровую паутинку и пока сооружал из наволочки для подушки кутейку, оляпка была поймана. В то время я уже имел вполне приличный опыт содержания сложных, насекомоядных птиц и представлял, что кормить оляпку, добывающую корм в воде будет сложно. Я не планировал её выдерживать и везти в город. Хотелось подержать птицу в руках, рассмотреть поближе строение ног, крыльев, попытаться сфотографировать.
        Я сообразил, что корм для неё нужно добыть в воде и разместить в кутейке в ёмкости с водой. К счастью проблем с кормом не возникло. Я переворачивал камни, лежащие в реке, и собирал множество водяных насекомых, помещая их в банку с водой. Какие из них являлись кормом оляпки, я не представлял, поэтому птице давал всех. На поляне я собрал насекомых с травы и также поместил в кутейку.
        Каждые полчаса я проверял птицу. Часа два-три она не притрагивалась к корму, и мне показалось, слегка хохлилась. Интуиция подсказывала мне, что птицу надо выпустить иначе она погибнет от голода, но я не торопился. Ещё через час я обнаружил, что насекомых значительно поубавилось. Значит, оляпка всё же начала есть. Состояние её не менялось, она без движения сидела на одном месте и даже перестала реагировать на мою руку, просунутую в кутейку.
        В таком состоянии оляпка осталась на ночь. Как только начало светать, я проверил птицу. Она была жива. Корма почти не осталось, даже сухопутные насекомые исчезли. Выбраться из кутейки они не могли, так что я был уверен в действиях птицы. Весь день прошел аналогично первому, я ловил насекомых и бросал их оляпке. Часть корма она съедала и сидела не подвижно, изредка тихо посвистывая. Кутейка была мокрая и грязная, вследствие чего птица приобрела неприятный вид.
        Базовый лагерь стоял ещё два дня, затем нам предстояло пешком перебраться на другое место. Два дня я колдовал возле птицы, не решаясь, что делать с ней далее. Поначалу принял решение нести кутейку в руках, но когда группа была готова к выходу, я понял, что моя затея не реальна. Птица интересовала только меня, остальные члены группы были к ней равнодушны. На маршруте нужно было чаще делать привалы, остановки для ловли корма, тоесть птица могла повлиять на график движения. Ничего не оставалось, как выпустить оляпку на волю. Сделал я это хладнокровно, но впоследствии часто сожалел и твёрдо решил попытаться ещё раз отловить оляпку и продолжить её адаптацию к клетке. Долгое время эта мысль меня не покидала. К сожалению больше мне не приходилось встречать оляпку в природе, а близких мест для её специальной ловли не было.
        Я никогда не слышал и не читал о попытках ловли и содержания оляпок. Мой, одноразовый опыт показал, что при определённых условиях оляпку можно ловить, приучать к кормам и возможно содержать в клетках.




    Главная         Аквариумистика         Мир птиц         Рептилии         Контакты